Эроградстори | Эротический сайт | Бат-Мицва

Бат-Мицва

2019-12-26 02:31:14
Жанры: Традиционно, Подростки, Потеря девственности, Романтика, Оплодотворение, Золотой дождь, Минет
Оценка 0 Ваша оценка


                             Б А Т - М И Ц В А

 

     Однажды меня пригласили в одну богатую олимовскую семью давать их двенадцатилетней дочке уроки математики. Девочку звали Наташа. Была она довольно рослая для своих лет, весьма развитая, как физически, так и интеллектуально. Ее родители хотели, чтобы я проходил с ней курс старших классов, так как собирались отдать ее в престижную школу системы МОФЕТ, а обычная школьная программа была для нее слишком слабой.

     Между мной и девочкой сразу возникло полное взаимопонимание, занималась она прилежно, и с дисциплиной на уроке у меня проблем не было. Урок длился всего час, но зато каждый день, плюс домашняя работа, которую она готовила к каждому уроку. Через месяц занятий мы прошли всю программу шестого класса и перешли к следующему.

     И вот однажды, когда я пришел на очередное занятие, меня встретила ее мать, красивая тридцатилетняя женщина, и пригласила к серьезному разговору.

     - Скажите, Евгений, вам нравится наша дочь?- спросила она.

     - В каком смысле?- не понял я.

     - Ну, как женщина?

     - А что, разве она уже женщина?

     - Нет,  она  только две недели тому назад стала девушкой. Но она вам нравится?

     - Не понимаю, почему вы об этом меня спрашиваете?

     - И все-таки, ответьте, пожалуйста, на мой вопрос.

     - Ну, вообще, она очень симпатичная девочка, то есть, я хотел сказать, девушка, умная, толковая...

     - Так да, или нет?

     - Ну, нравится, а что?

     - Дело в том, что наша дочь страстно влюблена в вас. Она сама нам недавно в этом призналась. Она полюбила вас с первого взгляда, как только вы переступили порог этого дома, и с тех пор ее мысли только о вас.

     - Я, конечно, очень польщен, но... чем я могу вам помочь?

     - Скажите, вы согласились бы жениться на ней?

     - Но ведь ей всего двенадцать лет!

     - Ну и что? Во многих странах девочек отдают замуж еще раньше. А она вас любит.

     - Вообще то, я тоже к ней очень привязался. Можно сказать, полюбил ее, но жениться... Тем более я не обрезан, хотя и еврей. В любом случае нас не поженят.

     - Официальный брак нам не нужен. Нам нужно только, чтобы наша дочь была счастлива. А для этого ей нужны вы.

     - И как вы себе представляете этот наш брак?

     - Вначале вы поживете некоторое время у нас, а потом мы купим вам квартиру. Будете жить как муж с женой. Наташа очень хочет иметь от вас ребенка. Мы позаботимся о том, чтобы это не получило широкую огласку. Мы обязуемся также обеспечить вас всем необходимым для жизни. Вы ведь знаете,  мы очень богаты. Если вы захотите работать, муж  найдет вам какую-нибудь должность в своей компании. Вы человек толковый,  и если немного подучитесь, сможете прекрасно    работать и в бизнесе.  К тому же вы честны,  открыты,  а нам такие    нужны.

         - Хорошо.  Я,  в принципе, согласен. Но как мне объяснить это

    своим родителям?

         - Пятнадцать минут назад я говорила по телефону с ними.

         - И что они сказали?

         - Что вы уже достаточно взрослый, чтобы решать такие вопросы.

         - И когда мне к вам переселяться?

         - Лучше прямо сегодня.  Причем для этого вам ничего не  нужно

    брать из  дому.  Ваши  интересы и увлечения нам известны.  Вам уже

    приготовлена большая комната,  вернее целый этаж с выходом на кры-

    шу. Там  все обставлено по вашему вкусу.  Мы сейчас уезжаем на три

    дня в Эйлат, так что до воскресенья весь дом в вашем распоряжении.

    Наташа вас ждет наверху.

         - Вы едете прямо сейчас?

         - Да, конечно. Муж меня ждет в машине.

         - Что ж, счастливого пути!

         - И вам удачи! Мы надеемся, вы сделаете все как надо, и все у

    вас получится.  В крайнем случае,  вот вам телефон нашего личного

    семейного врача.  Он  в курсе,- она протянула мне листок с номером

    телефона. - До свидания, Евгений. Счастливой первой брачной ночи!

         - Спасибо.

         Дверь за ней закрылась,  а я остался стоять, ошарашенный всем

    происходящим, и   вместе  с  тем  переполненный  радостного  пред-

    чувствия, что, наконец, сбываются все мои мечты.

         Честно говоря,  я давно был уже влюблен в Наташу.  Мне нрави-

    лись ее густые тонкие волосы цвета липового меда, сплетенные в ту-

    гую косу,  доходившую ей до пояса,  ее васильковые глаза,  круглое

    нежное личико,  стройная фигурка с длинными ногами и чуть наметив-

    шимися формами маленькой женщины.

         Несмотря на то,  что мне было уже под  тридцать,  я  все  еще

    оставался девственником.  Я не был ни красавцем, ни уродом. Парням

    с гораздо худшими данными везло куда больше. Но теперь судьба, на-

    конец то, повернулась и ко мне лицом.

         В своих  мечтах  я  растлил  не  один   десяток   хорошеньких

    девственниц,  и вот теперь мне предстояло воплотить свои  мечты  в

    жизнь. С бешено колотящимся сердцем я поднялся на второй этаж.

         На огромной расстеленной  двуспальной  кровати сидела Наташа,

    одетая... в форму советской шестиклассницы. Она гладила свою золо-

    тую косу русской красавицы (ее мать в самом деле была русской),  и

    о чем то думала,  глядя в большое  распахнутое  окно  затуманенным

    взглядом. За окном синело жаркое летнее небо,  пели птицы и где-то

    внизу зеленели деревья.  Квартира Рабиновичей  была  на  последнем

    этаже нового высотного дома рядом с большим парком Рамат-Гана.

         - Здравствуй, Наташа,- сказал я, входя в комнату.

         - Здравствуй,  Женя,-  ответила она оборачиваясь.- Очень рада

    тебя видеть.

         - Я тоже.

         - Ты говорил с моей матерью?

         - Да.

         - И... ты согласен?

         - В принципе, да, и поэтому я здесь.

         - Скажи... ты меня любишь?

         - Очень. Ты очень красивая девочка...

         - Девушка,- поправила она меня.

         - Да, да, конечно...

         - У моих подруг была сегодня бат-мицва.  Если бы я не  счита-

    лась тут русской, то была бы вместе с ними.

         - А,  не бери дурного в голову!- я уже начал успокаиваться  и

    принял свой обычный, чуть шутливый и, вместе с тем, покровительст-

    венный тон, с каким я обычно общаюсь со своими друзьями.- Вот уви-

    дишь,- продолжал я,- твои подруги будут еще завидовать тебе,  если

    уже не завидуют.  Ты ведь, небось, уже свела с ума всех ваших пар-

    ней, а?

         Она улыбнулась, и посмотрела на меня таким взглядом, что меня

    сразу бросило в жар.

         - Но я люблю только тебя!- сказала она.

         - Ты в самом деле хочешь, чтобы мы стали мужем и женой?

         - Это самая большая моя мечта в жизни.

         - Знаешь, я тоже уже давно мечтаю о тебе.

         - Ты... хочешь меня?

         - Да. А ты?

         - Очень.  Я читала твой рассказ "Бат-Мицва" и хочу,  чтобы  у

    нас было все так, как ты там описал.

         - Где ты его достала?

         - Это секрет.  Потом,  может быть,  я как-нибудь тебе об этом

    расскажу.

         - Ну и как? Рассказ тебе понравился?

         - Я тогда первый раз в жизни мастурбировала. Это ты меня нау-

    чил,- она лукаво улыбнулась.

         - Когда это я тебя учил этому?- удивленно спросил я.

         - А  в своем рассказе.  Ты все так хорошо описал,  что я сама

    научилась.

         - И что, тебе удалось испытать оргазм?

         - И еще какой!  Причем не один,  а целых шесть,  с небольшими

    промежутками.

         - Я всегда говорил, что ты очень способная девочка.

         - Так ведь у меня очень хороший учитель!

         Она потянула за белую ленточку банта,  развязала его и  стала

    расплетать свою косу.

         - Спасибо за комплимент. Скажи, а давно это произошло?

         - Две недели назад.  За полгода до этого мама провела со мной

    беседу по половому вопросу,  и я тогда впервые узнала,  откуда бе-

    рутся дети.  Меня это очень заинтересовало.  А потом мне попался в

    руки твой рассказ, и все стало ясно.

         - А  что,  ты никогда не смотрела порнографические или,  хотя

    бы, эротические фильмы?

         - Никогда! Я, вообще, даже голого мужчину никогда не видела.

         - Ничего, у тебя еще все впереди.

         - Надеюсь... Кстати, знаешь,  когда я тогда себя в первый раз

    ласкала, я вдруг увидела у себя на пальцах кровь. Так как внутрь я

    не залезала,  я поняла,  что у меня начались месячные.  Моя первая

    менструация, понимаешь?  Я стала девушкой! Это меня так возбудило,

    что я сразу кончила.

         - Это был твой первый оргазм?

         - Ну  да!  Знаешь,  это  было  так здорово!  Я не выдержала и

    описалась. Потоки мочи,  крови и этой липкой жидкости,  которой  у

    меня выделяется  очень  много  при  возбуждении,  все это текло на

    простыни, а я лежала голая, разведя ноги в стороны и натирала свой

    клитор. В другой руке у меня был зажат твой рассказ, но я не могла

    его уже читать.  Когда я была на пике наслаждения,  я прижала  обе

    руки к пизде. Бумага, на которой был напечатан рассказ, намокла от

    всех моих выделений,  но мне было уже все равно.  Кстати, хочешь я

    тебе ее покажу?  Она у меня спрятана в надежном месте.  Я ее храню

    как память о том замечательном дне.

         Она поднялась, подошла к тумбочке, порылась там и достала ма-

    ленькую самодельную книжечку,  сброшюированную из отдельных печат-

    ных листов.

         - Вот,  видишь,- сказала она,- эти бурые пятна - моя менстру-

    альная кровь,  желтые  -  моча и любовные соки.  Понюхай,  там еще

    остался запах.

         Я понюхал. В самом деле, пахло мочей и еще чем-то неуловимым.

         - Я тогда всю ночь  так  и  проспала  на  мокрых  испачканных

    простынях - не хотела будить родителей.

         - Ты так спокойно об этом говоришь... Тебе не стыдно?

         - Стыдно. Очень стыдно. Но я не хочу чтобы у нас были друг от

    друга секреты. Тем более, этот рассказ меня так возбуждает! У меня

    уже все трусики мокрые.

         - В самом деле?

         - Можешь проверить, если не веришь.

         Я подошел к ней вплотную. Положил ладонь ей на голову, провел

    по мягкому шелку волос,  овалу лица, коснулся пальцами ее губ. Она

    приоткрыла их,  и  мой палец скользнул ей в рот.  Она стала сосать

    его, все больше возбуждаясь, а я ласкал пальцем ее язык и небо.  Я

    понял, что теперь мне можно все.  Вынув палец у ней изо рта, я вы-

    тер его о ее черный фартук, какой обычно носят советские школьницы

    ее возраста,  потом  погладил  уже сухой ладонью ее детскую шейку,

    плечо, потом моя рука легла на ее маленькую грудь...  Грубая ткань

    школьной формы мешала мне почувствовать ее сосок,  должно быть уже

    твердый и налитой,  но мягкую упругость девичьей груди  я  все  же

    ощутил. Рука  пошла ниже:  живот,талия без единой жиринки,  бедро,

    промежность - все от меня скрывала ее одежда.  И вот,  наконец,  я

    дошел до нижнего края платья и забрался под него. Почувствовав под

    рукой нежный бархат кожи я совсем отключил тормоза.  Мой член зат-

    вердел и поднялся бугром в брюках,  но я этого уже не стыдился.  Я

    ласкал под платьем ее бедра и забирался все выше и выше,  и, нако-

    нец, добрался до трусиков. Они были из тонкой хлопчатобумажной ма-

    терии мокрой в промежности. Сквозь мокрую ткань я нащупал упругие,

    слегка раскрытые  губы влагалища девочки.  Почувствовав мою ладонь

    на своем лоне, она чуть развела ноги.

         - А трусики и в самом деле мокрые,- сказал я,  слегка  усмех-

    нувшись.

         - Конечно,- ответила она.- Зачем мне врать?  А ты,  я смотрю,

    тоже возбудился,- она указала взглядом на бугор на брюках.

         - Еще бы! Ты такая сексуальная девочка!

         - Правда?  -  она улыбнулась и положила руку мне на ширинку.-

    Разреши мне его достать от туда.

         - Зачем?

         - Я хочу попробовать, какой он на вкус.

         - Ты хочешь его съесть?- я сделал вид что не понял намека.

         - Не съесть, а пососать.

         - Ага, значит ты и это знаешь.

         - Все из твоего рассказа. Так можно, или нет?

         - Подожди, всему свое время...

         Я продолжал  ласкать ее промежность,  время от времени отводя

    край трусиков из поглаживая открывшуюся складочку кожи,  припушон-

    ную нежными кольцами волос.

         - Поцелуй меня!- попросила она.

         - Куда?

         - В губы...

         - В какие?

         Она чуть смутилась,  но потом дерзко на меня взглянула и ска-

    зала:

         - Вначале в верхние, а потом в нижние...

         Я опустил край ее платья, обнял за талию и приблизил свое ли-

    цо к ее.  От нее шел нежный аромат юного тела,  готового  мне  от-

    даться в любую минуту и так жадно зовущего меня в свои объятия. Ее

    легкие руки двумя птицами легли мне на плечи,  наши губы  встрети-

    лись...  Это был первый поцелуй в нашей жизни.  Я осязал ее теплые

    губы на своих губах, ее чистое дыхание сплелось с моим, все ее уп-

    ругое  тельце  прижалось  к  моему и только одежда мешала нам про-

    чувствовать друг друга до конца.  Мои руки жадно ласкали ее спину,

    груди, забирались  под  одежду и там,  найдя заветный мокрый треу-

    гольник, отогнули резинку трусиков и скользнули  к  святая  святых

    каждой женщины.  Поросль  ее лона была очень густой для девочки ее

    возраста, и это меня вдохновляло еще больше. Зарывшись в нее я на-

    щупал мокрые половые губы, раздвинул их и запустил палец вовнутрь.

    И сразу почувствовал упругую пленку девственной плевы.

         - Девочка моя,  - нежно шептал я,  - милая,  маленькая девоч-

    ка... Боже, как я хочу тебя!..

         - Ласкай меня там, ласкай, пожалуйста еще...

         Я нащупал мокрый и твердый бугорок клитора и стал слегка  по-

    тирать его.  Девочка застонала. Мы опять слились в жарком поцелуе.

    Я запустил свой язык ей в рот,  нашел ее язычок и стал с  ним  бо-

    роться. Иногда я давал ему победить и пропускал в свой рот,  чтобы

    потом загнать этого маленького и непослушного зверька обратно. На-

    таша прижималась ко мне все сильнее и сильнее,  и вдруг она засто-

    нала и по ее телу пробежала легкая дрожь.  Поток ее любовных соков

    усилился. Я чувствовал это моей ладонью,  которая ни на секунду не

    покидала ее лона.

         - О боже!- прошептала она.- Я кончила...

         - Милая моя девочка...- моей нежности не было предела.

         Демонстративно облизнув липкие пахучие пальцы, и дав полизать

    их ей, я стал раздевать  ее. Вначале  я  снял с нее фартук,  потом

    расстегнул пуговички на спине.  Девочка мне лихорадочно  помогала.

    Спустив с  нее платьице,  я стал снимать с нее беленькую кофточку.

    Наконец она осталась только  в  маленьких,  мокрых  спереди  белых

    трусиках и таком же маленьком и простом лифчике с застежкой сзади.

         - Подожди,- сказала она.- Теперь я буду раздевать тебя.

         Когда я остался в одних трусах,  она стала передо мной на ко-

    лени и обняла меня, прижавшись ухом к моему члену.

         - Боже мой, как я тебя люблю, милый!

         Я взъерошил ее волосы и легко отстранил от себя.

         Она посмотрела мне в глаза.

         - Страшно?- спросил я.

         - Очень.

         - Мне тоже...- честно признался я.- Но надо взять себя в  ру-

    ки. Ну, не бойся...

         Она взялась за край моих трусов и с замиранием сердца  начала

    их спускать  вниз.  Трусы  упали  на  пол  и  твердый стоячий член

    предстал перед восхищенным взором девочки.

         - Как он красив!- воскликнула она.

         - В самом деле?- в таких случаях, когда меня хвалят, я обычно

    иронизирую.

         Не в силах больше  сдерживаться,  она  взяла  мою  восставшую

    плоть в свои теплые ладони, натянула на ней кожу и... Ее ротик был

    чудесен! Когда же язык девочки начал танцевать на головке члена, я

    почувствовал, что  еще  немного  и я кончу.  С последней эякуляции

    прошло больше четырех дней и спермы в яйцах накопилось  более  чем

    достаточно.

         - Хватит, малышка,- сказал я.- Минет оставим на потом. Сперма

    нужна для твоей матки, ведь правда?

         - Да, конечно, милый! Ведь я хочу забеременеть от тебя.

         Она поднялась и мы опять поцеловались. Мой член упирался ей в

    живот, а руки между тем расстегивали лифчик на спине.

         Когда ее грудь открылась моему взору,  я просто обалдел.  Она

    была идеальной формы, хоть и маленькая, но острая и стоячая. Соски

    были тоже небольшими,  но очень редкой, конусообразной формы. Цвет

    у  них  был ярко розовый.  Я накрыл ее груди руками и стал ласкать

    пальцами твердые соски.  Потом я опять залез ей в трусики  и  стал

    ласкать руками ее мокрую пизду,  потом бедра, ягодицы. Притянул ее

    к себе и начал целовать. Ее упругие грудки прижались к моей груди,

    я  чувствовал  их нежную мягкость,  мой член упирался ей в живот и

    оставлял на нем влажный след проступившей спермы. Она прижалась ко

    мне  всем  телом  и обхватила ногой за бедра.  Нас теперь отделяла

    только тонкая ткань ее мокрых трусиков.

         - Сними их, сними их, пожалуйста!- прошептала она.

         Я чуть приспустил ее трусы и теперь уж ничто  не  мешало  мне

    ласкать ее  промежность.  Наташа возбуждалась все больше и больше.

    Дыхание ее участилось и вот она уже снова задрожала в  волнах  ор-

    газма. Я снова надел трусики на нее,  что весьма расстроило девоч-

    ку. Она обиженно посмотрела на меня и надула губки.

         - Зачем ты это сделал? Разве ты не хочешь видеть меня голой?

         - Очень хочу. Но чуть позже.

         Я стал страстно целовать ее, покрывая поцелуями ее глаза, ще-

    ки, губы, лебединую шейку,  потом покатые плечи, маленькую упругую

    грудь с налитыми брусничными сосками,  плоский живот с чуть впалым

    пупком, стройные ножки и бедра,  потом между ними...  Острый запах

    мочи, пота и любовных соков,  насквозь пропитавших материю, ударил

    мне в нос.  Этот запах дурманил меня и  возбуждал.  Сквозь  тонкую

    ткань трусиков  я ощущал губами половые губы девочки,  ее выпуклый

    лобок, я ласкал их языком сквозь нее,  чувствуя горьковато-соленый

    вкус.  Захватывая материю губами,  я слегка посасывал ее.  Девочка

    опять приближалась к вершине возбуждения.

         - Сними их совсем!  Пожалуйста!  Сорви их с меня ко всем чер-

    тям! О боже! Как я хочу тебя!

         Я запустил  пальцы  с  боков  под легкие резиночки трусиков и

    погладил золотые завитки волос и впадины паховых складок.  Все это

    было мокрым от любовных соков девочки,  а волосы слиплись в колеч-

    ки. Пройдясь так по всему периметру ее лона,  я взялся за  верхний

    край трусов и стал медленно, сантиметр за сантиметром, спускать их

    вниз. Сперва показались кудри лобка,  потом углубление половой ще-

    ли... И вот,  наконец,  все великолепие нежного, девственного лона

    предстало перед моим взглядом.  Я спустил последний покров  по  ее

    стройным ногам,  которые  теперь казались мне еще прекраснее,  еще

    длиннее чем раньше, на пол, и она переступила через них,  сияя при

    свете солнечного  света,  пробивавшегося  через тюлевую занавеску,

    своей невинной, первой наготой любви.

         - Как ты прекрасна!  - воскликнул я, не в силах сдержать свой

    восторг.

         Я прижался к ее великолепному,  заросшему золотым лесом, лону

    лицом, девочка раздвинула ноги и я приник губами к ее половым  гу-

    бам  как  к  целебному источнику.  Аромат ее пизды дурманил меня и

    сводил с ума. Малые половые губы Наташи чуть выступали из больших,

    дразня своими мокрыми розовыми лепестками.  Я ласкал языком набух-

    шие губы и клитор, раздвигая их и ощущая нежную пленку девственной

    плевы.  Девочка тихонько постанывала. Поток ее вязких, пахучих лю-

    бовных соков все усиливался. Я слизывал их, они растекались по мо-

    ему лицу и ладоням, которыми я помогал себе в этой упоительной ра-

    боте.

         - Ноженьки не держат... - прошептала Наташа.

         - Сейчас,  дорогая, сейчас милая моя.

    Я перенес ее на кровать - она была совсем легкая,  и мне ничего не

    стоило поднять ее на руки. Потом лег на спину. Девочка села мне на

    лицо,  обхватив коленями мою голову,  и я продолжил свою игру язы-

    ком, все ближе и ближе подводя ее к третьему оргазму.

         Наташа стонала все громче и громче,  и вдруг так знакомая мне

    дрожь пробежала по ее телу и мне в лицо ударил горячий, терпкий, с

    резким запахом поток мочи. Она заливала мне глаза, уши, нос, текла

    потоком в рот,  и я жадно глотал ее горьковатые струи. Девочка все

    еще вздрагивала в оргазме, ее руки с силой прижимали мое лицо к ее

    разгоряченному лону, в то время, как я бесстыдно ласкал ее ягодицы

    и бедра,  иногда забираясь пальцем между ними, чтобы погладить ма-

    ленький анус Наташи. Постепенно поток мочи иссяк, вздрагивания де-

    вочки прекратились,  руки ослабли,  но я продолжал нежно лизать ее

    мокрые губы,  обсасывая упругие густые кольца волос, словно стара-

    ясь осушить ее лоно.  Обессиленная, девочка откинулась на спину на

    мои ноги.  И тут я почувствовал,  что сам хочу ссать. Постель подо

    мной была мокрая,  но мне захотелось добавить туда еще и своей мо-

    чи.

         - Наташенька,  я  хочу писать,- улыбаясь сказал я.

         Она сразу поняла меня.

         - Я готова.

         Она легла на меня и мы поцеловались.  Потом  она перекатилась

    на спину, я встал над ней на колени и дал ей взять мой член в рот.

    Я начал ласкать под собой ее груди и пизду, но соски и клитор ока-

    зались мягкими и опавшими. Я решил их снова возбудить. После неко-

    торых  круговых  движений,  соски  под моими пальцами затвердели и

    встали. Я проверил ее половые губы. Они снова начали увлажняться.

         - Приготовься,  красавица моя, сейчас в твой чудный маленький

    ротик устремиться поток свежей,  теплой мочи.  Ты  глотай  ее,  не

    стесняйся. Моча полезна для здоровья.

         Она предано посмотрела на меня и...  я  расслабился.  Горячая

    струя  ударила  ей  в  горло,  быстро  заполнила  рот и потекла на

    простыню.  Девочка не успевала глотать.  Потом я вынул член из  ее

    рта и начал поливать мочей все ее лицо, тело, особенно уделяя вни-

    мание грудям и пизде.  Когда я закончил ссать,  она уже вся была в

    моей моче и сверкала как драгоценный камень в оправе мокрой посте-

    ли.  Облегчившись, мы начали целоваться. Наши тела, обильно увлаж-

    ненные  потом,  мочей и слюной, сильнее возбуждались и стали более

    чувствительны к ласкам.

         - Милый,  возьми меня!- прошептала Наташа.- Я хочу почувство-

    вать тебя у себя внутри! Я хочу ощутить твой твердый, горячий член

    в своем теле!  Яхочу чтобы ты достал им до самой матки,  до самого

    моего сердца!

         - Ты хочешь, чтобы я дефлорировал тебя?

         - Да!

         - Хочешь стать женщиной, моя крошка?

         - Да, милый, я хочу этого!

         - Ты хочешь, чтобы я оплодотворил тебя?

         - Да!  Залей своей спермой всю мою матку!  Сделай это,  прошу

    тебя! Сделай со мной все, что хочешь! Я твоя! Я вся твоя, милый!

         Она легла на спину, а я стал покрывать поцелуями все ее тело,

    от губ лица до губ влагалища. Доведя ее таким образом до исступле-

    ния, я стал водить членом по ее телу - упругим твердым соскам, жи-

    воту, бедрам, половым губам и набухшему, эррегированному клитору.

         - А теперь,  моя крошка, поласкай себя! - попросил я.- Я хочу

    посмотреть как ты мастурбируешь.

         Она повиновалась.  Широко раздвинув ноги,  она начала ласкать

    себя между ними своими крохотными детскими  пальчиками,  время  от

    времени потирая соски и груди,  потом снова переходя к половым гу-

    бам.  Все это время она влюбленно смотрела на меня,  а я легко, но

    сильно натирал свой член,  не доводя себя, однако, до кульминации.

    Испытав очередной оргазм, девочка не остановилась.

         - А  ты,  я смотрю,  мультиоргазмна,- сказал я.- Мне это нра-

    виться.

         - Я буду кончать столько раз, сколько ты захочешь!

         - Отлично.  Пришло время переходить к главной части сегодняш-

    него  урока,-  шутливо  сказал  я.- Сейчас мы лешим тебя девствен-

    ности.

         - Я давно уже жду этого, милый!

         - Сейчас,  моя красавица,  моя крошка, моя милая девочка...

         Я опять начал целовать ее тело, девочка отвечала мне как мог-

    ла. Я лег на нее. Она развела широко свои чудные ножки и разброса-

    ла руки по простыням.

         - Сначала будет немножко больно,- сказал я, приставляя член к

    промежности девочки,- но ты ведь потерпишь, правда?

         - Да, милый!

         - Сперва больно,  а потом сладко...

         Обнаженная головка моего члена,  вся  мокрая  от проступившей

    спермы, раздвинула губы влагалища Наташи и, чуть подразнив клитор,

    немного углубилась внутрь.  Утонув в малых половых губах,  головка

    уперлась в тонкую преграду девственной плевы.

         - Ну,  приготовься, малышка, сейчас ты начнешь превращаться в

    женщину,- сказал я ласково и чуть надавил членом.

         Тонкая кожица натянулась и Наташа застонала от сладкой  боли,

    идущей из самого нежного,  самого интимного участка ее тела. Я на-

    давил сильнее.  Девочка  вскрикнула.  Плева  начала  рваться.  По-

    чувствовав,  что головка уже прошла, я всем телом подался вперед и

    резким толчком загнал член во влагалище  девочки,  уже  превратив-

    шейся в женщину,  ощутив головкой упругий и мокрый зев матки. Крик

    радости,  боли и наслаждения вырвался из груди Наташи и она, дрожа

    и вибрируя, всем телом приникла ко мне. Ее руки были прижаты моими

    к мокрым простыням и я  почувствовал,  как  судорожно  сжались  ее

    пальцы.  Горячая  алая  кровь  потерянной  невинности  потекла  на

    постель.

         - Ну  вот ты и стала женщиной,  моя крошка!

         Только протяжный  стон  был  мне ответом.  Я чувствовал,  как

    мощно сжимается и пульсирует вокруг моего члена ее влагалище.  Де-

    вочка  опять  окунулась в жаркую пучину наслаждения.  Я начал свою

    упоительную работу.  Вынимая окровавленный член из ее пизды, я тот

    час же снова забивала его обратно, каждый раз заходясь дыханием от

    восторга от ощущения мокрой,  жаждущей женской плоти. Наташа отда-

    валась мне со страстью,  со всей непосредственностью своей детской

    натуры, безоглядно, бесстыдно отвечая на мои ласки, оплетая, слов-

    но  лианами мои бедра ногами,  и вскрикивая каждый раз,  когда мой

    член касался ее матки.  Ее оргазм не прекращался ни на секунду.  Я

    целовал ее запекшиеся губы,  глаза,  я ласкал ее милые грудки,  мы

    несколько раз меняли позу, и, когда она оказывалась на мне верхом,

    скача на моем члене юной амазонкой,  я брал ее соски в рот и играл

    с ними своим языком,  доводя девочку до исступления. Иногда я сти-

    мулировал пальцами ее клитор,  хотя в этом не было необходимости -

    ее эрогенной зоной было все ее тело,  от влагалища и  до  кончиков

    волос на голове.

         - Ах ты моя маленькая шлюшка,- бормотал я в  угаре  страсти,-

    какая у тебя чудная, мокрая и скользкая пизда! Да ты вся истекаешь

    соками!  Ты кончаешь,  да?  Тебе хорошо? Тебе нравиться ебаться со

    мной?  Как ты страстно отдаешься!  Какое у тебя чудное тело! Какое

    упругое, мокрое влагалище! Я достаю до самой матки! Ты ведь хотела

    этого, да? Хотела?

         Она ничего не отвечала. Все ее мысли были там, между ног, от-

    куда шло это тягучее, бесконечное наслаждение.

         Резкий, кисловатый запах пота,  шедший от ее подмышек, кустя-

    щихся короткими светлыми волосками,  дурманил мне голову, я иступ-

    ленно ласкал и целовал их, слизывая соленый пот девочки, доводя ее

    до неистовства.

         Когда она в очередной раз опрокинулась на спину, я почувство-

    вал, как тянущая, сладкая боль стала разгораться в моих чреслах.

         И вот поток горячей, густой спермы рванул из моих яиц к кана-

    лу простаты.  Я до конца вогнал член во влагалище юной женщины и в

    этот момент мое семя ударило в зев ее жаждующей материнства матки.

    Оно выходило сильными, могучими толчками, и с каждым толчком спер-

    мы я содрогался в сильнейших конвульсиях оргазма. Почувствовав мое

    извержение,  девочка еще сильнее приникла ко мне, изо всех сил по-

    давшись вперед,  стараясь принять меня как можно глубже. Спазмы ее

    влагалища стали  еще сильнее,  тело забилось в конвульсиях и из ее

    груди раздался громкий и чистый стон высшего наслаждения.  Послед-

    ний раз мы содрогнулись в экстазе и замерли.  Моя сперма, смешива-

    ясь с ее любовными соками,  потом и кровью, текла на мокрые от на-

    шей  мочи  белые простыни.  Мой член так и остался в ее влагалище.

    Распростертые,  мы лежали друг на друге,  и  я  нежно  целовал  ее

    уставшие черты. Из ее глаз катились слезы любви и благодарности. Я

    чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.

         - Спасибо тебе, милый!- прошептала она.

         - Девочка моя! Милая девочка!- волны нежности и благодарности

    этому  маленькому,  совсем юному существу,  доставившему мне такое

    наслаждение, захлестнули меня.

         Мокрые, уставшие  и  удовлетворенные,  мы  заснули в объятиях

    друг друга.

Об авторе

Джон Джонас

США, Нью-Йорк

Комментарии: 2 последний от 2020-01-01 16:34:12

Наши партнеры

Меню

  • Главная
  • Реклама на сайте
  • О нас
  • Пользовательское соглашение

  • Яндекс.Метрика

©2018 Все права защищены. Эроградстори - Эротический сайт.
Программист Gor Abrahamyan